Заключение специалистов

Заключение специалистов

(разъяснение специалистами вопросов, входящих в их профессиональную компетенцию)

Мы, Агаджанян Эмиль Гургенович (врач-стоматолог высшей категории, стаж по специальности 29 лет, вице-президент Стоматологической ассоциации Санкт-Петербурга, член Европейской Ассоциации Эстетической Стоматологии (EAED), член Американской Ассоциации Косметической Стоматологии (AACD), Болотин Леонид Евгеньевич (историк) и Оболенский Алексей Анатольевич (историк) на основании обращения Русского культурно-просветительного фонда имени Святого Василия Великого провели исследование зубо-челюстной системы (стоматологического статуса) и историко-источниковедческое исследование по так называемым «екатеринбургским останкам» по представленным вопросам и документам.

На исследование представлены:

Серия интервью, взятых главным редактором портала «Русская народная линия» Анатолием Дмитриевич Степановым у членов экспертных комиссий (В.Л. Попов, В.Н. Трезубов, Д.В.Пежемский, П.П. Грицаенко), работавших с так называемыми «Екатеринбургскими останками» и опубликованных на сайте: «Православие.ру»:

1. От 03 июля 2017 г. Интервьюируемый: Вячеслав Леонидович Попов, российский криминалист и судебный медик, заслуженный деятель науки Российской Федерации, заслуженный врач Российской Федерации, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного права юридического факультета Санкт-Петербургского университета морского и речного флота:

«– Насколько я знаю, очень важный источник информации в таких случаях – стоматология. Проводилась ли стоматологическая экспертиза? В каком состоянии находятся зубы?

– Сейчас они находятся в более худшем состоянии, чем в 1991 году. В новом следствии к экспертизе мы привлекли того же самого стоматолога. Мы снова с ним исследовали и описывали все зубы. Поэтому у нас есть возможность сопоставить, что было и что есть. Мы будем опираться на результаты первичной стоматологической экспертизы. Слава Богу, в 1991 году сфотографировали зубы со всех сторон.

– О чем свидетельствует стоматологическая экспертиза?

– Пять человек, особенно четыре женщины, представляют одну семью. У этих женщин особое строение зубов и челюстей. Например, четвертый нижний правый зуб у каждой повернут. Это – важное свидетельство родственных связей. Второй признак связи – наследственное заболевание зубов. У всех начинался ранний кариес. У молоденькой девушки почти все зубы запломбированы. Мы установили, что эти женщины имеют высокий социальный статус. Почему? Потому что они имели персонального стоматолога. Семейный стоматолог знал особенности семьи, что все болеют зубами, поэтому еще до разрастания кариеса ставил серебряную пломбу. Отмечу, что рядовым людям не ставили серебряные амальгамные пломбы. Если говорить о скелете № 7 – предполагается, что это Александра Федоровна, – то тут были поставлены искусственные зубы фантастической работы. Например, два передних резца были сделаны из фарфора с золотыми стержнями и платиновыми крампонами.

– Это дорогостоящая операция?

– Были лишь единичные опыты такой работы, это – эксклюзивное лечение».

2. От 09 августа 2017 г. Интервьюируемый: Владимир Николаевич Трезубов, профессор, академик РАЕН, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой ортопедической стоматологии и материаловедения с курсом ортодонтии Первого Санкт-Петербургского медицинского ныне университета им. Академика И.П. Павлова:

«– Изменилась ли по сравнению с 1992 годом сохранность зубов?

– Изменилась. К сожалению, ухудшилась. Больше стало механических посмертных изменений. Лунки некоторых зубов – свежие – остались, а самих зубов нет, отсутствуют. Видимо, выпали во время экспертиз или во время захоронения – я не знаю. Повредились и тонкие участки костей. Есть следы забора материала для генетических исследований. Есть большое количество фиксирующего воска – для фотографий, видимо, для измерений. Имеется воздействие какое-то, видимо влаги: это плесень и т.д. И я отметил также: те зубы, которые мы видели в 1992 году, сейчас повреждены; части зубов нет, сохранились остатки».

«…Ну, и множественный кариес: у всех этих женщин был сильно развит кариес. Видимо, сказывалось отсутствие в организме определенных минеральных микроэлементов либо наследственность.

– То есть это наследственная черта?

– Да. Что еще хотелось бы отметить: у всех четверых есть следы высококачественной, очень профессиональной стоматологической помощи, это видно по состоянию зубов. Материал пломб, а их было множество, – амальгама или из одной партии, или очень близок по составу, то есть материал приобретался где-то в одном месте, похоже, поставщик был один. Высокий стандарт: металлокерамические протезы на основе платины; лечение кариеса в самом начале его проявления; лечение кариеса дистальной (задней) поверхности последнего моляра (в этом случае, как правило, зуб удаляют). И это в отличие от других останков, не относящихся к вышеперечисленным. И вот таких сходных для этих пяти останков признаков или общих для них наследственных признаков у других четырех останков обнаружено не было.

– У остальных людей уровень стоматологической помощи был значительно ниже?

– Ниже. И сходства в строении зубов нет. Как между собой у остальных четырех черепов, так и с этой группой из пяти черепов. Все эти признаки свидетельствуют о том, что в этой группе из девяти останков – пять родственники высокого социального положения (исключение – состояние зубов черепа № 4), все остальные – люди, не имеющие кровного родства и принадлежащие к более низкой социальной группе. Поэтому все эти признаки в комплексе заставляют думать, что это то, что искали. Очень много похожего. Но чтобы идентифицировать с 95% долей вероятности, когда можно сказать: «Теперь мы ставим точку», необходимо наличие медицинских документов.

– Вы упомянули о черепе № 4, который, как предполагается, принадлежит Государю Императору Николаю Александровичу. Что можно сказать о состоянии зубов этого человека?

– Некоторые пациенты – профессионалам это хорошо известно – испытывают страх перед стоматологами. Он генетически заложен – может быть, потому что раньше было много болезненных операций. Вообще человек инстинктивно не любит, когда у него манипулируют в полости рта, равно как и в половых органах. Кстати, американские психологи считают это очень близким, отсюда нелюбовь, отторжение к манипуляциям там. Мне приходилось сталкиваться с людьми культурного слоя и высокого социального статуса, у которых было ужасное состояние зубочелюстной системы из-за сильного страха. Они идут к стоматологу только тогда, когда возникает невыносимая боль. Они измучаются с этой болью, но, только когда снижается уровень страха, идут получать помощь. Я думаю, что, если удастся доказать окончательно, что череп № 4 принадлежит Государю Императору, можно будет сказать, что он был таким вот человеком. При медицинском надзоре высококлассных специалистов всех областей медицины подобная неухоженная полость рта парадоксальна. Но мне понятно, что это может быть. Такое и в моей практике встречалось, когда человек высокопоставленный и культурный панически боится сесть в кресло стоматолога. С Государем, видимо, был этот же вариант.

– Вам, наверное, известно мнение уже упоминавшегося американского профессора Вильяма Мэплза. В книге «Dead men do tell tales» (N.-Y., 1994) Мэплз пишет о зубах черепа № 4: «Челюсть и немногие уцелевшие зубы демонстрируют признаки серьезных пародонтальных заболеваний. На этих зубах нет никаких следов лечения или пломбирования; они буквально испещрены кариесными впадинами и съедены почти до самых десен. Подобное состояние челюсти, где налицо все признаки пародонтальных заболеваний, и состояние самих зубов свидетельствуют о том, что в таком виде они находились долгие годы при жизни Императора, который не получал никакого лечения». Вы согласны с оценкой американского ученого?

– Да, я согласен с этим.

– А профессор Мэплз участвовал в экспертизах?

– Он приезжал тогда в Свердловск.

– Он пришел к такому выводу на основании изучения материала?

– Американцы принимали достаточно пассивное участие в экспертизах, когда мы там были. Но я думаю, в наше отсутствие им давали возможность работать. Думаю, губернатор Россель дал им возможность посмотреть всё внимательно.

– И тут ваши оценки совпадают с мнением американского специалиста…

– Такое могло быть.

– Известно, что в Тобольске Государя осматривала местная дантистка Мария Лазаревна Рендель. Ее сын Лазарь Анатолиевич Рендель в своих воспоминаниях в 1978 году написал: «Видел я и доктора Боткина, который сопровождал Царскую Семью как личный врач Царского Дома. Мне помнится, это был блестящий военный врач в армейской форме. Он приезжал к матери и просил ее провести курс лечения некоторых членов Царской Семьи. Вспоминаю и дискуссии по этому поводу дома. Мать всегда была левых убеждений, однако врачебная этика перевесила, и мать согласилась на это. Я вспоминаю, что в губернаторский дом она ездила со своим инструментом, бормашиной и лекарствами несколько раз. Первым пациентом ее оказался бывший царь – Николай Романов… Больше всего поразило ее как врача то, что у него был полон рот гнилых зубов». М.Л. Рендель была расстреляна колчаковцами. Ее сыну в 1918 году, правда, было всего 10 лет, но эта фраза: «полон рот гнилых зубов» – вписывается в вашу оценку.

– Да, вписывается. Хотя я с этим документом не знаком, от вас впервые слышу».

3. От 13 сентября 2017 г. Интервьюируемый: Кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института и Музея антропологии МГУ им. М.В. Ломоносова, член Патриаршей комиссии по изучению «Екатеринбургских останков» Денис Валерьевич Пежемский:

«Я начал уже говорить об одной интересной системе признаков – об анатомических аномалиях. К сожалению, устойчивого комплекса этих признаков, который был бы характерен для нескольких индивидов из данного захоронения, не обнаружилось. Такие вопросы антропологи могут решать и по данным зубной системы. К сожалению, документация по работе первой комиссии находится в крайне плачевном состоянии, поэтому мы не можем посмотреть результаты описания, сделанного А.А. Зубовым (если таковое было). Проделать эту работу повторно пока невозможно, поскольку большинство зубов в ходе реставрации черепов были сжаты и залиты специальной мастикой. Если мы начнем разжимать челюсти, то мы их просто разрушим. В этой же связи отмечу, что до сих пор не выявлены медицинские документы Царской Семьи, где были бы подробные стоматологические описания. Это тоже не способствует быстрому решению вопросов идентификации останков».

4. От 22 октября 2017 г. Интервьюируемый: Петр Петрович Грицаенко – профессор кафедры правовой психологии и судебных экспертиз Уральского государственного юридического университета, участник вскрытия могилы в Поросенковом Логу в 1991 г.:

«– А на состояние зубов вы обратили внимание? Были признаки лечения?

– Сообразно статусу и положению. Как вы понимаете, стоматологическая помощь того времени была без каких-то анестетиков, когда тебе каналы прочищают, а ты сидишь и дремлешь. Не было таких высокоскоростных буров, как сейчас, обезболивания. А были большие тяжелые бормашины, отсутствие анестезии. Естественно, человек боялся идти к дантисту. Кто следил за зубами, тот следил. Мы видели (при экспертизе) примеры тончайшей стоматологической работы с использованием платины, когда под корень срезался зуб, делалась платиновая площадка и шурупчиками прикручивалась. Эта методика была изобретена в то время, и она применялась. У Александры Федоровны это видно. Ну, а мужчины переносят боль чувствительнее, чем женщины. На черепе № 4 отсутствовали следы стоматологической помощи.

– А у девушек следы стоматологической помощи были?

– Да, у девушек были. Видно, что был постоянный стоматологический контроль: чуть кариес появлялся, пломбочки ставили. А потом контроль пропал, и появились проблемы…».

Отдельно необходимо отметить, что интервьюируемые делали вероятностные, а не точные заключения по «екатеринбургским останкам».

Допустим, П.П. Грицанко, говоря о возрасте обнаруженного в Поросенковом логу захоронения, отмечает: «Приблизительно более 50 лет назад. Точнее определить не представляется возможным». Д.В.Пежемский говорит о том, что «слишком многое» указывает на идентичность «екатеринбургских останков» с останками Царской семьи, а профессор В.Н. Трезубов придерживается мнения, что проведенные экспертизы не могут дать (в силу объективных причин) степени вероятности при идентификации выше 95%: «Очень много похожего. Но чтобы идентифицировать с 95% долей вероятности, когда можно сказать: «Теперь мы ставим точку», необходимо наличие медицинских документов».

Перед специалистами поставлены вопросы:

1. Производилось ли лечение зубов Императором Николаем Александровичем? Где, когда, в каком объеме?

2. Насколько можно доверять воспоминаниям (хранившимся в Тобольском архиве) Лазаря Анатольевича Рендель, сына стоматолога Марии Лазаревны Рендель, лечившей зубы Императору Николаю Александровичу в Тобольске в 1917году, писавшему со слов матери, что у Императора Николая II «полон рот гнилых зубов»?

3. Возможно ли допустить, что череп №4, не содержащий следов стоматологического лечения и содержащий гнилые зубы мог относиться к Императору Николаю Александровичу по тем основаниям, на которые указывают профессора В.Н. Трезубов и П.П. Грицаенко, что Император Николай Александрович был ярым противником всякого зубоврачебного вмешательства?

4. Являются ли методы лечения и методы протезирования, применяемые к черепу №7 «из екатеринбургских останков», отождествляемого некоторыми экспертами с черепом Царицы Александры Федоровны, в том числе фарфоровые колонки с золотыми штифтами, и платиновым крампоном, золотые пломбы, уникальными операциями для России начала XX века, доступными только самым высокопоставленным людям в Империи, либо это был относительно распространенный метод лечения зубов, доступный представителям многих слоев общества?

5. В соответствии с данными, высказываемыми В.Н. Трезубовым и В.Л. Поповым, черепа № 3, № 5 и № 6 из «Екатеринбургских останков», приписанные Цесаревнам Ольге, Татьяне, Анастасии имеют следы постановки пломб на многих зубах этих черепов. Возможно ли в таком юном возрасте, в котором находились Ольга, Татьяна, Анастасия, наличие такого количества пломб на зубах. Имеются ли какие-либо подобные заболевания или примеры, когда девушки, не бывшие замужем, не вскармливающие грудью детей уже к возрасту 15-ти, 20-ти, 22-х лет имеют на всех зубах пломбы? Что за болезнь, вызывающая такой обширный кариес?

6. Известно ли из независимых источников о таких проблемах с зубами Цесаревен Ольги, Татьяны, Анастасии из исторических свидетельств: мемуаров, писем, дневников членов Царской Семьи и их близких?

ВВЕДЕНИЕ

Как отмечают специалисты в области судебно-медицинской экспертизы, среди частных физических признаков человека большое значение имеет состояние зубов и челюстей, поскольку оно в достаточной степени индивидуально и, что важно, как правило, подробно исследуется и фиксируется в медицинских документах при жизни человека. В связи с чем, при проведении экспертизы считается необходимым исследовать и зафиксировать следующие признаки:

  1. особенности смыкания зубов, определяющих тип прикуса;
  2. количество зубов; отсутствующие зубы и состояние лунки или свободного края челюсти на месте отсутствующего зуба;
  3. размеры зубов; зубные отложения;
  4. патологические изменения (локализацию и глубину кариеса и др.);
  5. следы от лечения (пломбы, материал, из которого они изготовлены). При наличии зубных протезов отмечают его тип (съемный, несъемный), расположение, конструкцию и материал, из которого он изготовлен.
  6. При исследовании трупов неизвестных лиц рекомендуется производить рентгенографию челюстей, изъятие протезов для дальнейшего исследования, а также изготовление схематических рисунков зубных рядов и фотографии зубов.

Грамотно проведенная с соблюдением всех требований, стоматологическая экспертиза, широко используемая в судебной медицине, давно считается одним из наиболее точных методов идентификации тел, в том числе и скелетированных. Недаром, именно по обнаруженной в воронке от авиабомбы близ Рейхстага челюсти советским криминалистам удалось идентифицировать тело Адольфа Гитлера.

Таким образом, более чем объяснимо внимание общественности, прикованное к стоматологической экспертизе т.н. екатеринбургских останков, выдаваемых (по версии следствия) за останки Царской семьи Императора Николая II и Ее слуг.

В 1990-е гг. в рамках работы следственной группы под руководством старшего следователя-криминалиста по особо важным делам Главного управления криминалистики Следственного комитета РФ В.Н. Соловьева проведением стоматологической экспертизы обнаруженных в Поросенковом логу останков 9 человек занимались петербургские специалисты: профессора В.Л. Попов, В.Н. Трезубов, В.И. Балин и к.м.н. A.B. Ковалев.

Согласно опубликованному заключению, скелет № 4, по мнению членов комиссии, принадлежал «Романову Николаю Александровичу; скелет № 7 – Романовой Александре Федоровне; скелет № 3 – Романовой Ольге Николаевне; скелет № 5 – Романовой Татьяне Николаевне; скелет № 6 – Романовой Анастасии Николаевне».

Однако, результаты стоматологической экспертизы были противоречивы. С одной стороны, «Экспертами отдельно было отмечено наличие признаков системного поражения кариесом зубов на скелетах №№ 3, 5, 6 и 7 со следами тщательного и высококвалифицированного лечения». Вместе с тем, судебно-стоматологическое исследование показало, что: «Стоматологический статус людей, которым принадлежат останки №№ 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 и 9, позволяет осуществить их отождествление при предъявлении медицинских документов о прижизненном состоянии их зубов. Женщины, которым принадлежат останки №№ 3, 5, 6 и 7, объединены кровным родством, имели высокий социальный статус, пользовались постоянной высококвалифицированной стоматологической помощью, в течение некоторого времени до смерти (возможно – месяцы) были лишены такой помощи. Женщина, которой принадлежат останки № 1, получала зубоврачебную помощь невысокого качества. Найдены два верхних 7-х зуба, принадлежащих подростку 1-16 лет, которые не могут принадлежать останкам №№ 1–9» [1] .

Помимо отечественных специалистов, к экспертизе был привлечен ряд ученых из США — известный антрополог, профессор доктор У. Мэйплз, М. Баден, В. Гамильтон, Л. Левин, К. Оукс и А. Меламуд. В своем заключении о черепе № 4 Уильям Мэйплз указал следующее: «Челюсть и немногие уцелевшие зубы демонстрируют признаки серьезных пародонтальных заболеваний. На этих зубах нет никаких следов лечения или пломбирования; они буквально испещрены кариесными впадинами и съедены почти до самых десен. Подобное состояние челюсти, где налицо все признаки пародонтальных заболеваний, и состояние самих зубов свидетельствуют о том, что в таком виде они находились долгие годы при жизни императора, который не получал никакого лечения» [2] .

Фотографий в высоком разрешении, как черепа № 4, так и других костных останков никогда не публиковалось. Однако, как не трудно догадаться, подобное заключение экспертов не могло не вызвать сомнений, поскольку сложно предположить, что Российский Император на протяжении половины столетия своей жизни ни разу не получал никакого лечения у стоматологов.

Чтобы дать обстоятельные ответы на поставленные перед нами вопросы, мы считаем, что наше исследование должно быть разделено на несколько аспектов:

  1. Общая симптоматика, этиология, патогенез и лечение кариеса и пародонтоза (пародонтита), отмеченных в заключениях экспертов, предложенных нашему рассмотрению;
  2. История стоматологии в России в XIX-начале XX веков, применяемые методики лечения, используемые материалы, распространенность и доступность зубоврачебной помощи для населения;
  3. Сохранившаяся информация о стоматологическом статусе (состоянии зубов и их лечении) Императора Николая Александровича и членов его семьи, а также критический анализ документальных источников, на основании которых он составлен и, наконец,
  4. Заключительные выводы, содержащие ответы на поставленные вопросы.

ПЕРЕЧЕНЬ ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Александра Федоровна (императрица). Последние дневники императрицы Александры Федоровны Романовой: Февр. 1917 г. – 16 июля 1918 г. / Сост., ред., предисл., введ. и коммент. В. А. Козлова и В. М. Хрусталева; пер. с англ. Л. Н. Пищик при участии О. В. Лавинской и В. М. Хрусталёва. – Новосибирск: Сибирский хронограф, 1999. – 341 с. – (Архив новейшей истории России).
  2. Алексеев В.В. Гибель царской семьи: мифы и реальность. – Екатеринбург: НИСО УрО РАН, 1993. – 286 с.
  3. Антропова И.Е. Сборник документов по истории евреев Урала из фондов учреждений досоветского периода Государственного архива Свердловской области. — М.: Древлехранилище, 2004. – 460 с.
  4. Боханов А.Н. Сердечные тайны. — М., 1999.
  5. Весь Петербург на 1915 год. – СПб., 1915.
  6. ГА РФ. Ф. Б П. Оп. 1. Д. 71. Л. 130-131 об.
  7. Дневники Императора Николая II.- М., «Orbita», 1991.
  8. Зайончковский П. А. Офицерский корпус русской армии перед Первой мировой войной // Вопросы истории. — М., 1981. — № 4. — С.21-29.
  9. Зимин И.В. Из истории зубоврачевания или, Кто лечил зубы российским монархам. — М.: Центрполиграф, 2010.
  10. Зимин И.В. Няни и воспитательницы/Детский мир императорских резиденций. Быт монархов и их окружение. — М.: Центрполиграф, 2010. — 576 с. — (Повседневная жизнь Российского императорского двора).
  11. Зимин И.В. Филологическая подготовка русских монархов/Взрослый мир императорских резиденций. Вторая четверть XIX – начало XX в. – М.: Центрполиграф, 2010. — (Повседневная жизнь Российского императорского двора).
  12. Идентификация останков царской семьи. — СПб., 1994.
  13. Профессор Владимир Трезубов: «Думаю, мы работали с останками Царской Семьи». Интервью, взятое А.Д. Степановым: http://pravoslavie.ru/105658.html
  14. Касвинов М.К. Двадцать три ступени вниз // Звезда. – Л., 1972. — №№ 8-9. – 1973. — №№ 7-10.
  15. Медико-криминалистическая идентификация / Под ред. В.В. Томилина. — М.: Изд. Группа НОРМА; ИНФРА. — М., 2000. — 472 с.
  16. Мейлунас А., Мироненко С. Николай и Александра. – М., 1998.
  17. Меньшиков И.А. К вопросу о быте чинов корпуса лесничих: на основании анкеты 1910 г. – СПб., 1912.
  18. Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII—начало XX в.): В 2 тт. — 3-е изд., испр., доп. С-Пб: Дмитрий Буланин, 2003. — 548 с.
  19. МосоловА.А. При дворе последнего Императора. СПб.: Наука, 1992.
  20. Панкратов В.С. С царем в Тобольске // Былое. – Л. — № 25/26.
  21. Пашкова В.И. и Резников Б.Д. Судебно-медицинское отождествление личности по костным останкам. — Саратов: Изд-во Саратовского университета,1978.
  22. Переписка Николая и Александры Романовых 1914-1917: В 5-ти томах. – М.-Пг, М.-Л., 1921-1927.
  23. Письма Царской Семьи из заточения/ Сост. Е. Е. Алферьев. — Джорданвиль, 1974.
  24. Практикум по судебной медицине: Идентификация личности и пограничные с ней вопросы: / Колл. Авт.: Е.А. Башкирева, И.В. Буромский, Н.В. Власова, Н.Н. Качина, Е.М. Кильдюшов, В.Н. Крюков, Е.Н. Леонова, Б.С. Николаев, П.В. Пинчук, Ю.К. Сальников, З.Ю. Соколова, Ю.А. Солохин. — М., 2012. — 44 с., илл.
  25. Пропедевтическая стоматология: Учебник для медицинских ВУЗов/Под ред. Э.А. Базикяна. — 2008. — 768 с.: ил.
  26. РГИА. Ф. 525. Оп. 2 (217/2715). Д. 156. ЛЛ. 1-17 // Кострицкий Сергей Сергеевич, коллежский регистратор, зубной врач. 25 мая 1914 г.
  27. РГИА Ф. 525. Оп. 3. Д. 1. Л. 7 об. // Бухгалтерская книга по суммам Его Императорского Величества Государя Императора. 1896 г.
  28. РГИА. Ф. 525. Оп. 3. Д. 3 // Бухгалтерская книга по суммам Его Императорского Величества Государя Императора. 1914-1916 гг.
  29. РГИА. Ф. 525. Оп. 3. Д. 32. Л. 23 // Отчеты по суммам бывшего Великого Князя Алексея Николаевича за 1916 г.
  30. РГИА. Ф. 525. Оп. 3. Д. 65. Л. 56 // Бухгалтерская книга Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны. 1895-1899 гг.
  31. РГИА. Ф. 525. Оп. 3. Д. 535 // Денежные документы по суммам Государя Императора. Январь 1917-март 1918 гг.
  32. Русская летопись. — Париж, 1922. – Кн. 4.
  33. Сироткин В.Г. Анастасия, или Кому выгоден миф о гибели Романовых. — М.: ЭКСМО, 2010. — 251 с.
  34. Руководство по судебной медицине / Под ред. В.В. Томилина, Г.А. Пашиняна. — М., Медицина, 2001. — 576 с.
  35. Руководство по судебной стоматологии / Под ред. Г.А. Пашиняна.— М.: ООО «Медицинское информационное агентство», 2009. — 528 с.: илл.
  36. Спиридович А.И. Великая война и Февральская революция 1914-1917 гг. – Нью-Йорк, 1960.
  37. Список генерал-адъютантам, генерал-майорам и контр-адмиралам свиты Его Величества, и флигель-адъютантам по старшинству. Составлен по 20-е марта 1916 года. — Пг., 1916.
  38. Столяренко П.Ю. История обезболивания в стоматологии. — Самара: Самарский государственный медицинский университет, 2001. — Ч. 2.
  39. Судебная медицина: Учебник / В.Н. Крюков, И.В. Буромский и др./Ред. В. Н. Крюкова. — Изд. 5-е, перераб. и доп. — М.: ОАО «Издательство «Медицина», 2006. — 448 с.: илл. (Учеб. Лит. Для студентов медицинских вузов).
  40. Танеева (Вырубова) А.А. Страницы из моей жизни. — Берлин, 1923.
  41. ТИАМЗ. Научный архив КП-13774. — Л. 1-31 + 1.
  42. Шумовский С. Эволюция ценообразования металлов платиновой группы // Драгоценные металлы. Драгоценные камни. -М., 2007. -№ 1.
  43. Maples, Dr. William R. and Michael Browning. Dead Men Do tell Nales. – New-York, 1994.

МЕДИЦИНСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДУЕМЫХ ВОПРОСОВ

Прежде всего, необходимо отметить, что в заключениях экспертов представлены свидетельства о наличии у членов Императорской семьи двух совершенно различных заболеваний: множественного или системного кариеса и пародонтоза или пародонтита.

Множественный (он же — системный, генерализованный или цветущий) кариес является комплексной патологией поражения зубов, возникающей вследствие интенсивной деминерализации зубной эмали.

При такой форме заболевания характерно поражение от 5 до 20 зубов, причем в одном зубе нередко бывает сразу несколько кариозных полостей. Однозначной оценки количества пораженных зубов для диагностирования множественной формы кариеса не существует. Как правило, диагноз, соответствующий генерализованному кариесу, ставится пациентам с КПУ (Индекс КПУ определяется как сумма поверхностей зубов, имеющих кариозные образования, запломбированных и удаленных) от 5 и более, и взрослым с КПУ-6 и более.

Генерализованный кариес является острым заболеванием, для которого характерно интенсивное развитие. Спровоцировать его могут тяжело протекающие инфекционные болезни, хронические заболевания органов дыхания и т.д.

Генерализованный кариес чрезвычайно опасен тем, что развивается чрезвычайно быстро. Иногда большая часть зубов поражается в течение одного года.

Симптомы заболевания очевидны и могут быть выявлены пациентами самостоятельно. При визуальном осмотре полости рта кариес обнаруживается почти на всех зубах, причем нередко наблюдается несколько очагов поражения в каждом зубе. К тому же, заболевание сопровождается сильным болевым синдромом, появляется неприятный запах изо рта.

Клинические проявления, характерные для множественного кариеса:

  • одновременное поражение большого числа зубов;
  • несильное повреждение эмали наряду с обширным разрушением дентина;
  • образование полостей на разных поверхностях одного зуба;
  • появление поражений даже на зубах, максимально устойчивых к кариозному поражению — резцах и клыках;
  • болезненные ощущения при контакте с кислыми и сладкими пищевыми продуктами;
  • присутствие реакции на температурные раздражители;
  • быстрое образование зубного налета;
  • повышение вязкости слюны;
  • болезненное зондирование из-за отсутствия заместительного дентина;
  • присутствие поражений на разных этапах развития – от начального «белого» кариеса до запущенного периодонтита.

Графически причины возникновения кариеса часто изображают в виде так называемого «трилистника Кейза» — символа, состоящего из трех взаимно перекрывающихся в центре окружностей. Это изображение «трилистника Кейза» дает понимание, что кариес появляется, когда совпадают три условия:

  • на поверхности зубов развивается кариесогенная микрофлора, кислотные выделения которой и разрушают ткани зуба;
  • в полости рта большую часть времени присутствуют легкоусваевыемые углеводы, служащие пищей для бактерий;
  • по разным причинам — от генетических до патологических – развивается низкая резистентность эмали.

Общими факторами, влияющими на развитие кариеса, выступают:

  • химический состав питьевой воды;
  • рацион питания;
  • экологическая ситуация;
  • наследственность;
  • соматические заболевания;
  • неадекватная гигиена полости рта (нарушения правил гигиены).

Чаще всего подобная ситуация наблюдается у детей, перенесших острые инфекционные заболевания, страдающих различными хроническими болезнями и имеющих врожденные пороки сердца.

Высокая поражаемость генерализованным кариесом отмечается у детей, переболевших ангиной, скарлатиной, корью, страдающих хроническим ревматизмом, болеющих туберкулезом и имеющих в целом слабый иммунитет. Он практически всегда встречается у пораженных ВИЧ инфекцией. Эндокринные нарушения и сахарный диабет тоже часто становятся причинами развития острейшего кариеса.

Нужно отметить, что в группу риска попадают подростки в период полового созревания, так как во время гормональной перестройки это заболевание часто прогрессирует.

Обследования учащихся школ в России показывают, что чем больше ребенок перенес инфекционных заболеваний, тем больше у него зубов, пораженных кариесом. Часто у детей с множественным кариесом обнаруживается хронический тонзиллит и аденоиды.

Множественный кариес способен развиться и у взрослого человека. Болезнь бывает настолько разрушительна, что иногда приводит к деструкции коронковой части отдельных зубов уже через несколько недель после начала развития.

Существует высокая опасность поражения у лиц, страдающих гастродуоденальными заболеваниями и у перенесших острые инфекции.

Лечение кариеса включает в себя:

  • проведение препарирования с обезболиванием;
  • удаление поврежденного дентина;
  • формирование полостей и их обработку антисептиком;
  • последующее пломбирование;
  • применение препаратов, стимулирующих выработку заместительного дентина в зубе.
  • В особенно запущенных случаях требуется депульпация, установка коронок или даже удаление зубов с последующим протезированием.

Для эффективного устранения запущенного множественного кариеса требуется выявление и лечение заболевания, ставшего первопричиной его развития. Помимо этого, пациенту назначается общеукрепляющая терапия, физиотерапия, прием витаминов и специализированная диета.

Чтобы восстановить фосфорно-кальциевый баланс и укрепить иммунитет, пациенту прописываются препараты кальция, фосфора, фтора и железа, а также витамины A, B, C, D. Обычно лечение занимает несколько месяцев, что обусловлено медленной нормализацией минерального обмена.

Диета разрабатывается индивидуально для каждого пациента с учетом причин возникновения и характера течения болезни. Она обязательно включает продукты, богатые белками, витаминами и минеральными солями.

При множественном кариесе показаны физиотерапевтические процедуры: кальцинирование и фторирование зубов при помощи специальных препаратов и (или) электрофореза.

Резюме:

Множественный кариес широко распространен как среди детей, так и взрослых. Часто поражает большую часть зубов в очень короткие сроки до 1 (одного) года. Предрасполагающими факторами (в рамках нашего исследования) являются перенесенные острые инфекционные заболевания, период полового созревания у подростков, ряд других причин, которые упомянуты выше. Заболеванию сопутствует острая зубная боль, устранение которой возможно исключительно путем зубоврачебного вмешательства. Лечение занимает продолжительный период времени.

В отличие от кариеса, Пародонтит – воспалительное заболевание не зубов, а пародонта, которое характеризуется воспалением и кровоточивостью десен, выпадением зубов и поражением альвеолярного отростка челюсти, на котором собственно и расположены зубы. Пародонтит распространен почти исключительно у взрослых и отличается медленным развитием заболевания.

Пародонт представляет собой совокупность окружающих зуб тканей – десен, периодонта, цемента и альвеолярного отростка (часть челюсти), которые удерживают зуб в альвеоле (зубном кармане).

Основная причина развития пародонтита – бактериальная инфекция, в частности – стрептококки, которые своей жизнедеятельностью в ротовой полости вырабатывают определенную кислоту, которая в свою очередь разрушает не только сам зуб, но и окружающие зуб ткани.

Развитие пародонтита начинается с воспаления десен, впоследствии переходящего в гингивит, сопровождаемый кровоточивостью десен. Если процесс не остановить, гингивит способствует появлению щелей между зубами и десной (пародонтальные карманы), что открывает путь для инфекции не только к верхней части зуба (коронке), но и под коронку, к корням зуба. Эта стадия пародонтита характеризуется развитием периодонтита. Помимо кровоточивости она сопровождается чувствительностью зубов к холодному и горячему.

Далее процесс ускоряется и при поражении инфекцией корня зуба и подкорневого пространства, т.е. когда воспалительный процесс охватил весь пародонт, врач ставит диагноз – пародонтит. Здесь уже появляется подвижность зубов.

Конечным результатом пародонтита является расшатывание зуба и его выпадение.

Пародонтит является одним из наиболее распространенных заболеваний зубов, по количеству случаев лишь немного не дотягивает до кариеса зубов. По статистике ВОЗ, пародонтитом страдает 93-95 % населения Земли.

Клинические проявления пародонтита во многом зависят от формы, локализации и степени заболевания.

Первыми признаками пародонтита являются следующие симптомы:

  • Неприятный запах из ротовой полости;
  • Кровоточивость дёсен;
  • Окрашивание зубов, особенно внизу коронки, желтовато-коричневатым налетом.

Основные симптомы пародонтита:

  • Налет на зубах;
  • Неприятный запах из ротовой полости;
  • Кровоточивость десен;
  • Изменение цвета десен;
  • Образование пародонтальных карманов;
  • Подвижность зубов;
  • Повышенная чувствительность зубов на холодное или горячее (воздух, пищу);
  • Дискомфорт при жевании;
  • Деформирование межзубных перегородок;
  • Увеличение расстояния между зубами;
  • Цианотичность межзубных сосочков и краевой десны.
  • Выпадение зубов.

Если говорить о причинах возникновения заболевания, то наиболее распространенной является поражение десен патогенными микроорганизмами: стрептококки (Streptococcus mutans), стафилококки(Staphylococcus aureus), Actinobacillus actinomycetemcomitans, Klebsiella pneumoniae, Porphyromonas gingivalis, Prevotella intermedia, Pseudomonas aeruginosa, Treponema denticola.

Кроме того, заболевание могут вызвать:

  • Различные заболевания, особенно гингивит;
  • Нарушение прикуса и расположения зубов;
  • Гипертонус жевательной мускулатуры;
  • Травмирование тканей пародонта пломбировочными материалами, брекетами;
  • Травмирование тканей зуба и десны токсическими веществами — формальдегид, мышьяк;
  • Физическое травмирование зубов при ударах, падении;

Дополнительными факторами, которые способствуют развитию пародонтита могут стать:

Лечение пародонтита проводит стоматолог или ортодонт, и только на основании диагностики заболевания. Методы терапии в основном зависят от формы и степени тяжести поражения пародонта, но все они делятся на местные и общие способы лечения.

Местное лечение пародонтита начинается с санации ротовой полости, профессиональной чистки зубов (удаления зубных камней и отложений), устранения причины, способствующей травмированию пародонта.

После проведения вышеперечисленных процедур, проводится медикаментозное лечение пародонтита.

Хирургическое лечение пародонтита применяется при сильно расшатанных зубах, т.е. в запущенных случаях, и направлено на устранение подвижности такого зуба и восстановление пародонта. Для этого, под местной анестезией, производят лоскутные операции, шинирование зубов и открытый кюретаж.

Ортопедическое лечение пародонтита проводит врач-ортопед. Этот вид лечения применяется при отсутствии зуба, и основывается на установке зубных протезов, что необходимо для нормализации процесса жевания, предотвращения нарушения прикуса и прекращения развития заболевания.

В комплексе с медикаментозным и хирургическим лечением пародонтита показано применение физиотерапевтических методов терапии, которые направлены на нормализацию обмена веществ, уменьшение воспалительных процессов, укрепление и восстановление тканей пародонта.

Нужно отметить, что пародонтит даже в наши дни в поздней стадии заболевания зачастую полностью не излечивается и напоминает о себе рецидивами. Заболевания пародонта на рубеже до изобретения антибиотиков, сильнодействующих антисептических и антибактериальных препаратов считались неизлечимыми. Врачи осуществляли лишь симптоматическое лечение с последующим удалением пораженных шатающихся зубов и установкой на их место протезов.

Резюме: Пародонтит широко распространен среди взрослых пациентов. Причинами заболевания и предрасполагающими к нему факторами являются: бактериальные инфекции, нарушение прикуса и расположения зубов, гипертонус жевательной мускулатуры, травмирование тканей пародонта пломбировочными материалами, брекетами, травмирование тканей зуба и десны токсическими веществами — формальдегид, мышьяк; физическое травмирование зубов при ударах, падении; наличие зубного камня; курение и стрессы. Заболевание сопровождается кровоточивостью десен, расшатыванием зубов, часто не причиняет пациенту острой боли. Лечение затруднено.

Подводя некоторые предварительные итоги, можно заметить, что дочери Императора могли иметь быстро развившийся множественный кариес после перенесенной ими зимой-летом 1917 г. кори, которой все они переболели поочередно. Известно, что течение заболевания корью у Цесаревен протекало тяжело, а восстановительный период пришелся на время ареста и последующей ссылки. Впоследствии кариес был устранен прибывшим в Тобольск, о чем будет сказано ниже, стоматологом Кострицким. Аналогично кариес мог развиться и у Императрицы Александры Федоровны, чей организм был ослаблен рождением пяти детей и периодическими простудными заболеваниями.

Соответственно, можно предположить и наличие заболеваний зубов и полости рта у Императора, возникновению которых могли способствовать постоянные стрессы, курение, возможное травмирование полости рта и перенесенная им в октябре-ноябре 1900 г. тяжелая форма брюшного тифа [3] .

Однако, нужно отметить, что пародонтит (который раньше часто называли «цинга»), как правило возникает вследствие отсутствия в рационе человека витамина C и других полезных веществ, то есть от неправильного питания, что сложно применить к Императорской семье.

Кроме того, приведенные выше в цитатах из интервью слова экспертов не позволяют составить объективного представления о действительном состоянии и даже количестве сохранившихся в костных останках зубов. Не указывается ими и характер лунок от утраченных зубов, по которым можно с точностью определить время их утрачивания — прижизненное или уже после смерти. Такую информацию ни один из уважаемых экспертов не приводит. Кроме того, если к множественному кариесу можно применить определение «гнилые зубы», то к пародонтиту оно неприменимо в силу того, что собственно зубы при нем страдают незначительно и можно говорить об их расшатывании и выпадении, но никак не о «гнилости». Однако, учитывая то, что мы знаем, что Царь не только серьезно относился к здоровью, но и каждые два месяца менял зубные щетки и использовал специальные зубные ополаскиватели, сложно заподозрить его в том, что его зубы были нечищенные и источали гнилостный запах.

Этот аспект экспертами также не уточнен. К сожалению, ни в одной из приведенных цитат не содержится строгого описания стоматологического статуса исследуемых останков, как того требует методика проведения стоматологической судебно медицинской экспертизы:

«Для описания состояния зубочелюстного аппарата используют следующую стандартную схему:

  1. Наличие и локализация кариозных полостей.
  2. Признаки проведенного лечения: ортопедического, терапевтического и хирургического (наличие пломб и запломбированных каналов с указанием материала, из которого они изготовлены), разрушенных коронок, удаленных зубов, резекций корней зубов, протезов (искусственных коронок, мостовидных, съемных).
  3. Наличие и локализация отклонений зубов от зубного ряда (с указанием наклона: вестибулярный, ротовой, мезиальный или дистальный).
  4. Наличие сверхкомплектных зубов и их положение.
  5. Вид прикуса.
  6. Состояние пародонта (наличие гингивита и пародонтита).
  7. Описание корней зубов (их количества у каждого зуба и состояния). При исследовании могут быть обнаружены аномалии формы коронки и корней, положения зубов, их размеров и строения (гипоплазия эмали), аномалии зубного ряда, прикуса и развития челюстей, дефекты зубов, возникшие в результате внешних воздействий и заболеваний (трещины, отломы и т.д.)» [4] .

ИСТОРИЯ СТОМАТОЛОГИИ В РОССИИ XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ

До сих пор в широких кругах бытует мнение, что стоматология в начале прошлого столетия пребывала едва ли не в зачаточном состоянии. Однако, это далеко не так.

«В 1892 г. были открыты приват-доцентуры по одонтологии при Военно-медицинской академии (возглавил П.Ф. Федоров) и на высших женских курсах в Санкт-Петербурге (возглавил проф. А.К. Лимберг). А.К. Лимберг первый в России (1891) защитил диссертацию по одонтологии на тему «Современная профилактика и терапия костоеды зубов». А.К. Лимберг является основоположником плановой санации рта школьников. С полным основанием можно считать, что в факультетской хирургической клинике проф. Н.В. Склифосовского в Москве, Военно-медицинской академии и на Высших женских курсах в Санкт-Петербурге были воспитаны первые ученые-стоматологи: М.М. Чемоданов, Н.Н. Знаменский, Н.Н. Несмеянов, А.К. Лимберг.

В 1883 г. в Санкт-Петербурге было организовано первое в России научное общество дантистов, а в 1885 г. был учрежден печатный орган «Зубоврачебный вестник». Появление печатного органа позволило в короткий срок объединить разрозненные общества дантистов различных городов. В 1889 г. Московским одонтологическим обществом был учрежден свой журнал «Одонтологическое обозрение». Огромную роль в деле объединения дантистов в России сыграл I Всероссийский одонтологический съезд, который состоялся в Нижнем Новгороде в 1896 г. На съезде, кроме научных докладов, обсуждались вопросы подготовки зубоврачебных кадров, был поставлен вопрос о запрещении подготовки специалистов путем ученичества, и впервые была сформулирована идея санации полости рта учащихся.

По мере становления одонтологии все больше раздавалось голосов в пользу точки зрения, что подготовка специалистов этого профиля должна проводиться в университетах. Так, в 1910 г. на XI Пироговском съезде было принято решение о необходимости учреждения на всех медицинских факультетах самостоятельных кафедр одонтологии с самостоятельными клиниками и техническими лабораториями.

После организации зубоврачебных школ число специалистов по зубоврачеванию начинает быстро увеличиваться, и к 1900 г. достигает 1657 человек. К 1910 г. число дантистов и зубных врачей составило 5966 человек. В 1913 г. в России практиковало 6700 зубных врачей и дантистов» [5] .

Только в столичном Санкт-Петербурге на начало 1900 г. практиковало 634 зубных врача и 59 дантистов. А на центральном Невском проспекте одновременно вело прием 59 стоматологов! [6]

Если мы рассмотрим рекламные объявления, размещавшиеся в те годы зубными врачами в печати, то заметим, что большая часть докторов гарантировала своим пациентам при лечении «полное отсутствие боли».

Местная анестезия в зубоврачебной практике была широко распространена уже с середины XIX века. Создание эффективных методов местной анестезии было подготовлено введением в медицинскую практику шприца [Вуд (А.Wood), Правац (G. Рrаvaz), 1853], полой иглы [Ринд (F.Rynd), 1845] и, в первую очередь, открытием местно-анестезирующего действия кокаина.

В Российских медицинских журналах того времени регулярно публиковались материалы, посвященные успешному применению растворов кокаина для местной анестезии не только при лечении и удалении зубов, но и при проведении серьезных, в том числе и полостных операций.

Статья Ф.Я. Барского, «Врач», 1886, № 50

Страница из работы А.И. Лукашевича, «Медицинское обозрение», 1886, № 10

Кроме местной анестезии, при проведении операций, связанных с челюстно-лицевой хирургией, стоматологи использовали также общий эфирный и хлороформный наркоз.

Наконец, «в 1905 г. в Германии химик Альфред Айнхорн (Alfred Einhorn) открыл прокаин — анестетик эфирного типа. Основываясь на данных Альберта Ниманна он изучал структуры веществ, обладающих свойствами местной анестезии, и уже в 1899 г. смог опубликовать основополагающие взаимосвязи этих веществ с анестезирующим действием на организм человека (Einhorn А. On the chemistry of local anestetics. -1899. — MMW 46. — Р. 1218-1220. Цит. М. Liрр, 1992). Трудно оценить, по какому пути пошло бы развитие местной анестезии, если бы синтезированный А. Эйнгорном в 1898 г. нирванин (nirva n in) — местный анестетик амидного типа — был бы безболезненным при инъекции. Нирванин вызывал сильную боль во время введения, поэтому был невостребован.

Вероятно, Эйнгорну удалось синтезировать прокаин в 1904 г., не публикуя при этом никакого специфического отчета. Вскоре, в 1905 г., анестетик автором был запатентован и получил торговое название «новокаин» (от латинского «novus» плюс «cocaine») и с 1906 г. стал производиться фармацевтической фирмой «Хехст» (Германия).

В 1905 г. хирург Генрих Браун (Heinrich Braun), по результатам использования новокаина с 1904 г., опубликовав в Немецком Медицинском Еженедельнике статью «О некоторых новых местных анестетиках (стоваин, алипин, новокаин)», ввел новокаин в медицину. После 20-летнего применения кокаина открытие новокаина стало первым существенным успехом, обеспечившим широкое использование местной анестезии при многих медицинских, хирургических и стоматологических вмешательствах» [7] .

Таким образом, начиная с 1905 года пациентам стоматологов стала доступна и повсеместно применяемая до конца прошлого столетия новокаиновая анестезия.

Развивались и передовые технологии в лечении и протезировании зубов. Известная коронка Логана, запатентованная во Франции в 1885 году, представляла собой фарфоровую коронку, закреплённую на платиновом штифте. Она пришла на смену деревянным штифтам. В 1907 году была разработана коронка с раздельным штифтом, которая была более простой в установке [8] .

Уровень зубоврачебной помощи в тогдашней России был даже, возможно, выше, чем в некоторых регионах современной российской глубинки. Обычная московская клиника («Зуботехническая лаборатория, мастерская и кабинет Пашкевич и Ко») предлагала те же услуги, что и современные стоматологи:

«Восстановление искусственных зубов по новейшей американской системе без удаления корней» — ни что иное, как культевые вкладки, в наши дни снова начали использоваться чуть более 20 лет назад. На рубеже 1980-1990 гг. в современной России металлические культевые вкладки только начали делать на передние зубы. А мастерская Пашкевича отливала их из золота и платины уже в 1901 году. Эта конструкция ничем не отличалась от современной, только относительно недавно появились системы разборных культевых вкладок на жевательные зубы с 2-3 корнями, которых не было прежде. Широко использовались штифтовые конструкции.

На них устанавливались сверхточные протезы из золота и платины. Делали мостовидные протезы «без неба и крючков», то есть бюгельные протезы с замковыми креплениями.

Предлагались услуги по пломбированию зубов с помощью фарфоровых вкладок. Сегодня эта технология «появилась» лишь лет 20 назад и представлена, как самая новая и надежная при восстановлении зуба, разрушенного кариесом.

Мало того, что кабинет в начале 20 века делал практически все, что имеют стоматологи в начале 21 века, за исключением имплантации (которую, кстати, первым предложил профессор Знаменский еще в далеком 1891 году), так этот кабинет мог считаться одним из лучших в мире, т.к. среди его наград золотые и серебряные медали крупнейших стоматологических мероприятий в Париже, Лемзале и Мадриде. Таким образом клиника гордо рекламировала себя, как «1-я в России, дипломированная везде за границей».

В начале прошлого века клиника Пашкевича, предлагающая подобные услуги в Москве, располагалась по адресу: «Кузнецкий мост, над магазином Фаберже». Вероятно, такое совместное расположение магазина известнейшей ювелирной фирмы и стоматологической клиники не было простым совпадением. Зуботехнические работы (протезирование) были объединены со стоматологией и представлялись в то время некими слесарно-ювелирными работами. И стоматологи тех лет работали как раз преимущественно с платиной, золотом и фарфором.

Сегодня в России пломбирование зубов золотом и платиной практически не применяется, а в начале XX века стоматологи использовали золотую и платиновую фольгу. Удаляли поврежденные кариесом ткани зуба, создавая при этом полость в виде ласточкиного хвоста, то есть так, чтобы ее основание было широким и сужалось кверху. Слоями закладывали фольгу и утрамбовывали. Через несколько дней пластичный металл превращался в монолит, плотно прилегающий к обработанным стенкам зуба. Такие пломбы могут служить десятилетиями и многие стоматологи сегодня признают, что если бы не слабая эстетика, они и сегодня были бы куда лучше современных композитных материалов.

Тут мы должны учитывать два факта: во-первых, отсутствие композитных материалов (пластмасс) в сочетании с доступностью фарфора, а, во-вторых, низкие цены на золото и платину. Кстати говоря, Россия в середине XIX века была единственной страной, чеканившей из уральской платины монеты достоинством 3, 6 и 12 рублей. Вес монеты номиналом 3 рубля составлял 10,35 г, 6 рублей — 20,71 г и 12 рублей — 41,41 г.